Арест имущества по уголовному делу: порядок наложения и снятия, сроки, обжалование

Арест имущества по уголовному делу: порядок наложения и снятия, сроки, обжалованиеОдним из средств защиты прав и законных интересов потерпевших от преступлений является гражданский иск в рамках уголовного судопроизводства (ст. 44 УПК РФ). Заявляя такой иск, граждане и юридические лица могут возместить вред, причиненный преступлением. Для обеспечения возмещения вреда, а также взыскания штрафа, других имущественных взысканий или возможной конфискации имущества следователи и дознаватели наделены правом ходатайствовать перед судом о наложении ареста на определенное имущество, наличие которого служит гарантией прав потерпевших (ч. 1, ч. 3 ст. 115 УПК РФ). Таким образом, смысл ареста имущества состоит в ограничении для собственников или владельцев имущества права распоряжаться, а иногда и пользоваться арестованным имуществом для того, чтобы преступники не смогли избавиться от своей собственности или скрыть ее от справедливых притязаний потерпевших. При этом закон позволяет сохранять арест имущества даже в случаях, когда предварительное расследования по уголовному делу приостановлено (ч. 5 ст. 115.1 УПК РФ). Кроме того, суд может и вовсе изъять арестованную собственность у владельца и передать ее на хранение собственнику или владельцу этого имущества либо иному лицу (ч. 2 ст. 115 УПК РФ).

Одновременно в соответствии с действующим законодательством помимо имущества непосредственных участников преступления суд может арестовать и имущество, принадлежащее третьим лицам.

В том числе ими могут быть и добросовестные приобретатели имущества, ставшие невольными участниками мошеннических схем.

Так, арест на имущество третьих лиц налагается, если у следствия есть достаточные основания полагать, что движимое или недвижимое имущество:

Узнайте, какими еще способами помимо ареста имущества можно гарантировать исполнение будущего судебного решения, из раздела «Правосудие» Домашней правовой энциклопедии. Получите бесплатный доступ на 3 дня! Получить доступ

  • было получено в результате преступных действий;
  • использовалось или предназначалось для использования в качестве орудия преступления либо для финансирования терроризма, организованной преступной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации) (ч. 3 ст. 115 УПК РФ).

Отметим, что несколько лет назад КС РФ отдельно указал на необходимость обеспечить эффективную защиту права собственности лиц, на чье имущество был наложен арест, включая возможность компенсации убытков, причиненных чрезмерно длительным применением данной меры процессуального принуждения и обязал законодателя внести в УПК РФ соответствующие изменения (Постановление КС РФ от 31 января 2011 г. № 1-П).

15 сентября вступил в силу Федеральный закон от 29 июня 2015 года № 190-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее – Закон № 190-ФЗ), который изменил нормы УПК РФ и некоторых других законов в части ареста имущества. Как поясняют авторы законопроекта (депутаты Госдумы Андрей Луговой и Михаил Старшинов), документ был разработан в целях реализации упомянутой позиции КС РФ.

УПК РФ был дополнен определением термина «имущество» – уголовно-процессуальный закон понимает под ним любые вещи, включая наличные деньги, ценные бумаги, безналичные средства, находящиеся на счетах и во вкладах в банках, имущественные права, включая права требования и исключительные права (п. 13.

1 ст. 5 УПК РФ). Отметим, что этот перечень не совпадает с перечнем объектов, перечисленных в ГК РФ. К примеру, к имуществу с позиции уголовного судопроизводства нельзя будет отнести результаты работ и оказание услуг, объекты интеллектуальной собственности, а также нематериальные блага (ст. 128 ГК РФ).

МНЕНИЕ

Всеволод Аргунов, доцент кафедры гражданского процесса юридического факультета МГУ имени М. В. Ломоносова, адвокат Московской областной коллегии адвокатов, к. ю. н.:

«Подход законодателя, заключающийся в разделении понятий имущества применительно к целям уголовного и гражданского судопроизводства нельзя назвать оправданным.

Это способно привести к непредсказуемым последствиям при толковании данной нормы правоприменителем и незаконному ограничению прав владельцев и собственников арестованного имущества.

Например, возможны разногласия между собственником (владельцем, управомоченным лицом) имущества и следственным органом относительно того, входит ли конкретное имущественное право в понятие имущества для целей уголовного судопроизводства. Это может вылиться, например, в необоснованное наложение или несвоевременное снятие ареста.

Наложение ареста на имущество – это по сути не следственное действие, а способ защиты и обеспечения имущественных интересов потерпевшего по уголовному делу, а также государства, вынужденного нести бремя расходов на уголовно-процессуальную деятельность.

Поэтому и подходы к данному институту уголовно-процессуального права должны быть цивилистическими, а не уголовно-правовыми. Так, имуществу, в особенности правам, свойственны изменения в правовом статусе независимо от того наложен на него арест или нет. Гражданский оборот невозможно заморозить.

Например, арестованное право может прекратиться во время ареста, изменить свое содержание (например, может поменяться обязанное лицо или добавиться новое управомоченное лицо в обязательстве).

И все это происходит по правилам гражданского а не уголовного права! Предлагаемые правила ареста нацелены в основном на вещи, как обычно и бывает на практике, а вот с правами, особенно с нематериальными благами (например, интеллектуальная собственность) – беда».

Кроме того, был уточнен порядок наложения и снятия ареста с имущества. Так, теперь, налагая арест на имущество, суд должен не только обосновать свое решение, но и установить ограничения по владению, пользованию и распоряжению имуществом.

В случае установления ограничений этих правомочий об этом необходимо будет предупреждать лиц, которым арестованное имущество передается на хранение.

Сниматься же арест или ограничения прав на имущество могут не только постановлением следователя или дознавателя, как это было раньше, но и автоматически – в случае истечения установленного судом срока ареста или отказа в его продлении (ч. 1, ч. 6, ч. 9 ст. 115 УПК РФ).

При составлении протокола о наложении ареста следователь обязан разъяснить право владельца на обжалование решения об аресте его имущества и право ходатайствовать об изменении ограничений, которым подвергнуто арестованное имущество (ч. 8 ст. 115 УПК РФ).

Кроме того, поправки конкретизировали порядок рассмотрения судом ходатайств следствия об аресте имущества третьих лиц. В целом он соответствует порядку санкционирования судом проведения следственных действий, установленному ст. 165 УПК РФ.

Так, судья будет единолично принимать решение об аресте имущества в срок, не превышающий 24 часов с момента получения соответствующего ходатайства.

В исключительных случаях, когда наложение ареста на имущество не терпит отлагательства, арест имущества может быть произведен и без получения на то санкции суда.

В этом случае следователь или дознаватель в течение 24 часов с момента начала производства следственного действия уведомляет судью и прокурора о производстве следственного действия. А судья, также в течение 24 часов, выносит постановление о законности или незаконности проводимых следственных действий.

Судья при этом должен обосновать свое решение о наложении ареста, указав на конкретные фактические обстоятельства, на основании которых он его принял, и установить ограничения, связанные с владением, пользованием, распоряжением арестованным имуществом. Кроме того, в постановлении должен быть указан срок наложения ареста (ч. 3 ст. 115, ч. 2, ч. 5 ст. 165 УПК РФ).

МНЕНИЕ

Андрей Комиссаров, руководитель коллегии адвокатов «Комиссаров и партнеры», адвокат:

«На практике следствие и суды нередко довольно широко толкуют ст. 115 УПК РФ о наложении ареста на имущество. Например, известен случай, когда суд наложил арест на автомобиль, принадлежащий владелице, с которой подозреваемый не был в зарегистрированных отношениях, и которая не проходила по уголовному делу, а также не привлекалась в качестве гражданского ответчика.

При этом автомобиль был приобретен в кредит – налицо тот факт, что имущество не было получено в результате преступных действий обвиняемого. Однако суды наложили арест на автомобиль как на имущество обвиняемого, принадлежащего ему на праве совместной собственности. Неудивительно, что при таком подходе срок ареста судами не был установлен.

Хочется надеяться, что новые специальные нормы о наложении ареста на имущество лиц, напрямую не причастных к совершению преступления, закрепленные в ч. 3 ст. 115 УПК РФ, переломят ситуацию и побудят суды более тщательно исследовать обстоятельства, свидетельствующие о необходимости применения этой меры процессуального принуждения.

Другими словами, судебные акты будут мотивированными и обоснованными исходя не только из одних общих принципов уголовного судопроизводства».

В УПК РФ были также закреплены принципы определения разумности сроков ареста имущества лиц, не являющихся подозреваемыми, обвиняемыми или несущими по закону материальную ответственность за их действия.

Так, при вынесении соответствующих решений суды должны учитывать общую продолжительность ареста, а также ряд иных обстоятельств (ч. 3.2 ст. 6.1 УПК РФ).

К таким обстоятельствам относятся правовая и фактическая сложность уголовного дела, поведение участников уголовного судопроизводства, достаточность и эффективность действий суда и должностных лиц органов следствия и общая продолжительность уголовного судопроизводства (ч. 3 ст. 6.1 УПК РФ).

В случае необоснованного продления сроков применения ареста имущества третьих лиц они получили право подать иск о назначении им денежной компенсации. Кроме того, пострадавшие от нарушения разумных сроков смогут потребовать возмещения причиненного им имущественного вреда (ч. 6 ст. 115.1 УПК РФ, ст.

1069-1070 ГК РФ). Для этого внесены необходимые поправки в Федеральный закон от 30 апреля 2010 года № 68-ФЗ «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» и Кодекс административного судопроизводства РФ (ст. 2-3 Закона № 190-ФЗ).

Так, обратиться в суд с иском о присуждении компенсации можно будет, если продолжительность срока ареста превысила четыре года – даже если уголовное преследование еще не прекращено или приговор еще не вступил в силу.

Читайте также:  Пособие по безработице 2022: условия для постановки на учет, размер, документы, когда прекращаются выплаты

Однако если приговор уже вступил в силу или уголовное дело прекращено, заявление о присуждении компенсации может быть подано не раньше чем через шесть месяцев с этого момента (ч. 7.2 ст. 3 Федерального закона от 30 апреля 2010 г.

№ 68-ФЗ «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок», ч. 7 ст. 250 Кодекса административного судопроизводства РФ).

Лицам, имущество которых арестовано, разрешено участвовать в процедуре продления сроков ареста. При этом следователь или дознаватель, прежде чем ходатайствовать перед судом о продлении сроков ареста, обязан документально зафиксировать тот факт, что основания для применения ареста не отпали.

А перед приостановлением предварительного следствия следователь или дознаватель должны решить вопрос о продлении срока ареста на имущество на период приостановления уголовного дела. К постановлению о возбуждении ходатайства прилагаются материалы, подтверждающие его обоснованность.

Также должностные лица обязаны рассмотреть в постановлении вопрос о возможном изменении наложенных на арестованное имущество ограничений либо об отмене ареста вовсе.

При этом если решается вопрос о приостановлении уголовного дела, то судья обязан либо отменить арест имущества вовсе, либо продлить меру пресечения, изменив, однако, ее содержание. В последнем случае суд может запретить лишь отчуждать или уничтожать арестованное имущество.

В случае продления сроков ареста о таком решении суда должны будут информироваться в том числе и третьи лица, которым принадлежит имущество. Постановление судьи о продлении сроков ареста может быть обжаловано в вышестоящий суд в апелляционном и кассационном порядке (ч. 1-7 ст. 115.1, ч. 6-7 ст. 208 УПК РФ).

Действие УПК РФ в новой редакции будет распространятся и на случаи ареста имущества, произошедшие до дня вступления в силу поправок, если арест, наложенный на имущество, не был отменен (ч. 2 ст. 4 Закона № 190-ФЗ).

*** 

Наложение ареста на имущество по своей сути является довольно серьезным инструментом обеспечения исполнения приговора, ограничивающим осуществление ряда важных гражданских прав. В то же время, как отмечает Всеволод Аргунов, в рамках уголовного судопроизводства эта мера применяется нечасто.

Это же касается и ареста имущества принадлежащего лицам, непричастным напрямую к совершению преступления.

Однако в целом уточненные положения закона лучше обеспечивают интересы лиц, чье имущество помещается под арест, нежели действовавший до недавнего времени уголовно-процессуальный закон, резюмирует эксперт.

Работа адвоката при обжаловании решений о наложении ареста на имущество по уголовным делам

1. Вступление. Причины востребованности адвокатской помощи по обжалованию решений о наложении ареста на имущество. 

За последние несколько лет отмечается резкий рост количества решений о наложении арестов на имущество подозреваемых, обвиняемых и третьих лиц по уголовным делам экономической направленности. Соответственно растет и количество обращений за адвокатской помощью по вопросу обжалования таких решений. По моим оценкам, данный количественный рост связан с несколькими факторами.

В первую очередь это общий тренд на криминализацию гражданско-правовых сделок и решение экономических проблем путем уголовного преследования. Во-вторых, активность следственных органов все увеличивается, а размер возмещенного по уголовным делам ущерба в настоящее время является для следователей одним из наиболее значимых статистических показателей при оценке их деятельности.

И, в-третьих, в России, к сожалению, по-прежнему наблюдается дефицит справедливого правосудия.

Если бы судьи не занимали соглашательскую позицию по отношению к подавляющему большинству ходатайств следователей, в том числе о наложении арестов на имущество, вникали в существо каждого заявленного ходатайства и проверяли их с точки зрения обоснованности, количество подобных необоснованных ходатайств наверняка бы резко сократилось.

Однако цель данной публикации заключается не в критике существующей системы отправления правосудия, а в выработке рекомендаций относительно того, как, куда и с использованием каких аргументов адвокату обжаловать решение о наложении ареста на имущество по уголовному делу.

2.    О порядке рассмотрения ходатайств о наложении ареста на имущество и апелляционного обжалования данного решения.

    Для начала немного теории уголовного процесса. Порядок наложения ареста на имущество по уголовному делу регламентируется ст.ст. 115-116 УПК РФ. Целью наложения ареста на имущество по уголовному делу законодатель называет обеспечение исполнения приговора в части гражданского иска, взыскания штрафа, других имущественных взысканий или возможной конфискации имущества.

    Наложение ареста на имущество осуществляется только на основании судебного решения, получаемого по ходатайству следователя, дознавателя. Следователь такое ходатайство согласовывает с руководителем следственного органа, а дознаватель с прокурором.    Ходатайство рассматривается единолично судьей районного суда или военного суда аналогичного уровня.

Участие лица, на имущество которого планируется наложить арест, уголовно-процессуальным законом не предусмотрено.

На практике это означает, что данное лицо узнает о судебном решении постфактум, и в большинстве случаев сроки апелляционного обжалования к моменту обращения за юридической помощью к адвокату будут пропущены (хотя и по уважительным причинам, связанным с незнанием о таком решении), и необходимо будет подавать ходатайство о восстановления этих сроков в суд по месту вынесения обжалуемого решения.    Апелляционная жалоба на решение районного суда или военного суда аналогичного уровня о наложении ареста на имущество подается в судебную коллегию по уголовным делам суда уровня субъекта Российской Федерации в течение 10 суток с момента вынесения обжалуемого решения. Жалоба подается через суд, вынесший обжалуемое решение.   В случае пропуска срока обжалования по объективным причинам он может быть восстановлен путем подачи ходатайства в районный суд, вынесший решение. Лично я в этом случае готовлю отдельное ходатайство о восстановлении сроков, которое подаю одновременно с апелляционной жалобой. Знаю, что многие коллеги формулируют просьбу о восстановлении сроков для обжалования непосредственно в апелляционной жалобе, и этот вариант является вполне рабочим. Однако полагаю, что отдельное ходатайство о восстановлении сроков является наиболее правильным вариантом, так как жалоба адресуется в иной суд и лишь подается через районный суд, а у ходатайства о восстановлении сроков иной адресат.

  •    Апелляционная жалоба на решение о наложении ареста на имущество должна содержать:
  • 1) наименование суда апелляционной инстанции, в который подается жалоба;2) данные о лице, подавшем апелляционные жалобу, с указанием его процессуального положения, места жительства или места нахождения;3) указание на судебное решение и наименование суда, его постановившего или вынесшего;

4) доводы лица, подавшего апелляционные жалобу с указанием предусмотренных ст. 389.15 УПК РФ оснований;

5) перечень прилагаемых к апелляционным жалобе материалов;

6) подпись лица, подавшего апелляционные жалобу.

3.    Структура апелляционной жалобы на судебное решение о наложении ареста на имущество.  

  1.      Структурно любая апелляционная жалоба состоит из: 
  2. —    верхних реквизитов (так называемой «шапки») с указанием данных суда апелляционной инстанции, а также данных о лице, подавшем апелляционную жалобу; названия документа (апелляционная жалоба); 
  3. —    вводной части, состоящей из ссылки на реквизиты обжалуемого решения и описания кратких обоснований, которые использовал суд первой инстанции при вынесении этого решения (судебное решение обосновано тем, что …); 

—    мотивировочной части с перечислением предусмотренных ст. 389.15 УПК РФ оснований (с судебным решением не согласен, считаю его незаконным и необоснованным по следующим основаниям …).

    При этом, если аргументов несколько, то целесообразно для удобства читающего разбивать их структурно по разделам с наименованием каждого раздела в виде короткого тезиса, который в дальнейшем более подробно раскрывается.

     Полагаю, что объем аргументации должен быть в каждом случае индивидуальным, то есть нельзя утверждать, что жалоба должна быть обязательно короткой или большой по объему.

 Жалоба должна быть понятна тому человеку, который будет ее изучать и содержать достаточно доводов и аргументации для ее удовлетворения, то есть ключевым критерием для оценки качества жалобы является достаточность (но не избыточность) аргументации.

Очевидно, что, если это жалоба на объемное судебное решение с подробной аргументацией, нельзя говорить о том, что она должна быть объемом в 2 страницы, поскольку этого может быть недостаточно для опровержения всех аргументов. Вместе с тем нельзя увлекаться и объемами ради объемов.

В любом случае из апелляционной жалобы должны быть исключены различные повторы, объемные цитаты из нормативных актов или судебной практики (любую цитату, если уж она приводится, можно сократить до только значимых для оценки обжалуемого решения слов); разнообразные вводные слова-паразиты.

    Имеются различные методы распределения аргументов в апелляционной жалобе (от наиболее слабого к наиболее сильному; от наиболее сильного к наиболее слабому; вначале процессуальные нарушения, затем несоответствие выводов фактическим обстоятельствам дела и т.п.). На мой взгляд, при наличии действительно сильной аргументации особого значения это не имеет. Лично я, как правило, вначале ссылаюсь на аргументы, связанные с несоответствием фактическим обстоятельствам, распределяя их по принципу от сильного к слабому, а затем перехожу к процессуальным нарушениям, которые также распределяю по этому же принципу. 

  •     Если апелляционная жалоба предусматривает какие-либо приложения, которые обосновывают доводы автора жалобы, то опять же для удобства читающего целесообразно ссылаться на эти приложения в тексте мотивировочной части (приложение № … к настоящей апелляционной жалобе).
  • —    просительной части, содержание которой должно в полной мере соответствовать реальным полномочиям той судебной инстанции, в которую жалоба адресуется (в отношении апелляционной жалобы на решение о наложении ареста на имущество просительная часть, как правило, должна звучать так: постановление N-ского районного суда N-ской области от конкретной даты о наложении ареста на конкретное имущество, принадлежащее конкретному лицу, отменить, принять по ходатайству следователя (дознавателя) новое судебное решение, в удовлетворении ходатайства отказав); 
  • —    приложений, которые нумеруются с указанием количества листов каждого прилагаемого к апелляционной жалобе документа;
  • —    подписи автора апелляционной жалобы, а также даты ее составления.
Читайте также:  Административный надзор за лицами освобожденными из мест лишения свободы

4.    Наиболее часто используемые доводы при апелляционном обжаловании решений о наложении ареста на имущество.

    Из числа наиболее часто допускаемых при наложении арестов на имущество по уголовным делам и соответственно аргументов при апелляционном обжаловании данных решений можно выделить следующие:

—    арест накладывается на имущество третьих лиц, не являющихся подозреваемыми (обвиняемыми) при отсутствии исключительных оснований, перечисленных в части 3 статьи 115 УПК РФ (имущество получено в результате совершения преступления, предназначалось для использования в качестве орудия, оборудования или иного средства совершения преступления либо для финансирования терроризма, экстремистской деятельности (экстремизма), организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступного сообщества (преступной организации).     В данном случае аргументация при обжаловании, как правило, должна заключаться в отсутствии правовых оснований для наложения ареста, ссылках на то, что собственник имущества не имеет никакого отношения к расследуемому деянию, приобрел имущество на законных основаниях задолго до совершения данного деяния (к жалобе в этом случае могут быть приложены документы, свидетельствующие о законности приобретения имущества, а также подтверждающие наличие у собственника законных доходов для его приобретения), а арест нарушает его права на пользование и распоряжение имуществом;

—    несоразмерность стоимости имущества, на которое наложен арест, и возможных имущественных взысканий по приговору суда.

    В данном случае аргументация при обжаловании, как правило, заключается в приведении сведений о стоимости имущества, на которое наложен арест (в жалобе могут прилагаться документы о стоимости) и оценке возможных имущественных взысканий по приговору суда.

Например, арест наложен на жилое помещение стоимостью несколько миллионов рублей, а расследуемое деяние, согласно постановлению о возбуждении уголовного дела имущественного ущерба не причинило или причинило ущерб, меньший чем несколько миллионов рублей, гражданский иск по делу не заявлен, штраф в качестве основного или дополнительного вида наказания по инкриминируемой статье УК РФ не предусмотрен, конфискации данная статья также не предусматривает. 

—    при наложении ареста не установлена истинная принадлежность имущества.

Согласно судебному решению, арест наложен на имущество, которое принадлежит обвиняемому N, а согласно имеющимся в распоряжении адвоката документам, в том числе данным о регистрации сделки в компетентных органах, имущество принадлежит иному лицу.

     В этом случае к апелляционной жалобе в обязательном порядке прилагаются документы, подтверждающие официальную принадлежность имущества нынешнему собственнику (выписки из единого государственного реестра прав на недвижимое имущество, справки, договоры и т.п.).

—    при наложении ареста на имущество третьего лица, не являющегося подозреваемым (обвиняемым), в нарушение ч. 3 ст. 115 УПК РФ не определен срок наложения ареста на имущество или такой срок превышает срок, на который продлено расследование.

—    на имущество, на которое наложен арест, в соответствии с ГПК РФ не может быть обращено имущественное взыскание.     Перечень такого имущества содержится в ст. 446 ГПК РФ.

Наиболее часто нарушения допускаются в части наложения ареста на единственное пригодное для проживания жилье, недвижимость, являющуюся предметом ипотеки, предметы домашней обстановки, вещи индивидуального пользования (одежда, обувь и другие). 

    Безусловно, допускаются и иные нарушения, выявление которых может способствовать успешному апелляционному обжалованию решения о наложении ареста на имущество, однако систематизировать их достаточно сложно, поскольку речь идет о разнообразных «технических» процессуальных нарушениях.

Я бы для выявления подобных нарушений рекомендовал адвокатам обращать внимание на то, уполномоченными ли лицами вынесено и согласовано ходатайство о наложении ареста на имущество, надлежащий ли суд рассмотрел ходатайство, имеется ли протокол судебного заседания, соответствует ли он требованиям УПК РФ, продлен ли срок предварительного расследования в установленном порядке, полным ли является материал, представленный следователем (дознавателем) в обоснование ходатайства о наложении ареста на имущество, по тому ли делу принято решение о наложении ареста (встречались случаи, когда, изготавливая решение, судья из-за спешки оставлял данные совершенно другого дела) и иные сходные обстоятельства.

5.    Работа адвоката при рассмотрении судом ходатайств о продлении срока наложения ареста на имущество, апелляционном обжаловании последующего судебного решения.

    В силу ч. 3 ст. 115 УПК РФ при наложении ареста на имущество третьих лиц, не являющихся подозреваемыми (обвиняемыми), суд устанавливает срок такого ареста с учетом сроков предварительного расследования.

В дальнейшем срок ареста на имущества по ходатайству следователя (дознавателя) может быть продлен в судебном порядке, который подробно описан в ст. 115.1 УПК РФ.     При рассмотрении ходатайства следователя (дознавателя) в судебном заседании имеет право участвовать лицо, на имущество которого наложен арест, а также его адвокат.

    Я рекомендую до рассмотрения такого ходатайства в обязательном порядке заранее прибывать в суд, знакомиться со всеми материалами, представленными следователем в обоснование ходатайства, а также готовить на него письменные возражения.

При этом аргументация в данных возражениях в большинстве случаев будет сходной с аргументацией, которая приведена выше при описании доводов, которые могут быть использованы при подготовке апелляционных жалоб на решение о наложении ареста на имущество.

Письменные возражения пишутся в произвольной форме, однако по структуре сильно напоминают вышеприведенную структуру апелляционной жалобы за исключением того, что они адресуются непосредственно в суд, рассматривающий ходатайство следователя.

    В судебном заседании адвокат заявляет ходатайство о приобщении данных письменных возражений, а также документов, обосновывающих его доводы об отсутствии оснований для продления срока наложения ареста на имущество.

Устное выступление в судебном заседании может заключаться в зачитывании подготовленных возражений (вариант для тех, кто пока еще не готов выступать публично), либо же выступлении без чтения, но с использованием аргументации, которая была заранее проработана. Естественно, сильнее смотрится не чтение, а красивое выступление адвоката, но необходимо признать, что ключевым в нынешних реалиях отправления правосудия все же является глубина проработки позиции, уровень подготовки и аргументации, а не мастерство ораторской подачи.    

 6.    Механизм освобождения имущества из-под ареста, наложенного по уголовному делу, через подачу иска в рамках гражданского судопроизводства. 

    Необходимо отметить, что существует определенная практика и имеются даже отдельные успешные прецеденты фактического освобождения имущества, арест на которое наложен в рамках уголовного дела, через гражданское судопроизводство.

    Такие иски подаются в районный суд по месту нахождения арестованного имущества и содержат требования об освобождении имущества от ареста. Рассматриваются иски в порядке гражданского судопроизводства.

У автора имеются определенные сомнения относительно юридической правильности такого механизма фактически скрытого или повторного обжалования судебного решения, принятого в рамках уголовного судопроизводства, а также реальной исполнимости возможного судебного решения, принятого в порядке гражданского судопроизводства, об освобождении имущества от ареста в случае конкуренции с вступившим в силу решением суда в рамках уголовного судопроизводства, поэтому он никогда подобную тактику борьбы с арестом имущества не использовал, не является большим специалистом в гражданском процессуальном праве, в связи с чем не может дать большого количества практических советов относительно того, как же реализовать данный механизм. Представляется, что аргументация при подготовке искового заявления в большинстве случаев сходна с приведенной выше аргументацией для апелляционного обжалования решений о наложении арестов на имущество по уголовному делу.  

    При этом, учитывая, что определенная положительная для адвокатов практика рассмотрения исковых заявлений об освобождении имущества от ареста по уголовному делу все же имеется, такой механизм в некоторых случаях можно признать действенным. 

    В заключение, традиционно пожелав коллегам удачи в обжаловании судебных решений о наложении ареста на имущество по уголовным делам и выражая надежду, что данная публикация им немного поможет, позволю себе дать еще один совет: в случае реального несогласия с судебным решением никогда не сдавайтесь и не останавливайтесь на проигранной стадии апелляционного обжалования. Только если вы пройдете все стадии обжалования и используете все свои аргументы, вы сможете сказать себе, что сделали все, что зависело от вас. А сделать для своего доверителя в этой и иных правовых ситуациях все возможное – это и есть то, что формирует авторитет нашей юридической профессии и, возможно, будет способствовать тому, к чему мы все стремимся и о чем мечтаем. Установлению справедливого правосудия, которого нам, адвокатам, так порой не хватает.   

Арест имущества: определение разумного срока

Участников, чьи права и обязанности затронуты институтом наложения ареста на имущество, по принципу закрепления данных прав и обязанностей можно разделить на формальных и материальных1.

К первой категории относятся подозреваемые, обвиняемые или лица, несущие по закону материальную ответственность за их действия (далее – обвиняемые). Ко второй – все иные лица, чей статус применительно к данному институту не урегулирован, перечисленные в ч. 3 ст. 115 УПК РФ.

Читайте также:  Размер пенсии по инвалидности и льготы для инвалидов 1 2 3 группы в 2022 году

Верховный Суд нередко называет их собирательно – «лицо, на имущество которого наложен арест»2.

Долгое время лица, относящиеся ко второй группе, в силу отсутствия специального процессуального статуса, а также формально закрепленных прав и обязанностей сталкивались с проблемами, которые нередко становились предметом рассмотрения Конституционного Суда РФ3. Например, до 2015 г. в практике встречались случаи, когда суды оставляли жалобы на наложение ареста на имущество данных лиц без рассмотрения, поскольку, по их мнению, участниками уголовного судопроизводства названные лица не являлись4.

Под влиянием практики КС в 2015 г. в уголовно-процессуальный закон были внесены изменения, касающиеся срока наложения ареста на имущество, принадлежащего таким лицам (Федеральный закон от 29 июня 2015 г. № 190-ФЗ). В частности, была изменена ч. 3 ст.

115 УПК, в новой редакции которой был конкретизирован порядок наложения ареста на имущество иных лиц и определены его сроки, а также введено требование разумности данного срока и порядок продления ареста судом и др.

Указанные изменения, безусловно, преследовали благую цель: урегулировать статус лиц, столкнувшихся с наложением ареста на их имущество, но не имеющих статус обвиняемых.

Тем не менее до сих пор можно говорить о сложившемся неравенстве между нормами, установленными для лиц, перечисленных в ч. 1 и 3 ст.115 УПК.

Обусловлено это, скорее всего, тем, что с жалобами в Конституционный Суд, по которым были приняты упомянутые постановления, обращались иные лица, не являющиеся обвиняемыми, подозреваемыми или лицами, несущими по закону материальную ответственность за свои действия.

Однако полагаю, что такое законодательное разделение нарушает принцип равенства всех перед законом и судом, поскольку ряд процессуальных гарантий не распространяется на обвиняемых.

Например, в отличие от наложения ареста на имущество иных лиц, в отношении имущества, принадлежащего обвиняемому, отсутствует законодательное требование об обязательном указании сроков ареста. Это порождает неравенство не только между лицами, перечисленными в ч. 1 и 3 ст.

115 УПК, но и между лицами, обозначенными в ч. 1 данной статьи. Так, отсутствие в ч. 1 ст.

115 Кодекса прямого указания на обязанность определять в судебном постановлении сроки наложения ареста на имущество создает неоднородность практики, в которой встречаются судебные постановления как с обозначением конкретных сроков наложения ареста на имущество, принадлежащее обвиняемому5, так и без такового6. В любом случае, в отличие от иных лиц, отсутствие прямого указания в постановлении суда сроков наложения ареста на имущество обвиняемого не является безусловным основанием для его пересмотра7.

Более того, наличие специальных норм, на мой взгляд, создает порочную практику обхода данных требований в пользу наложения ареста в рамках ч. 1 ст. 115 УПК с указанием в мотивировочной части на фактическую принадлежность данного имущества обвиняемому и фиктивный переход права собственности в пользу третьего лица8.

При этом фактическая принадлежность имущества третьему лицу в постановлениях суда либо не мотивируется9, либо раскрывается крайне формально: «в обоснование фактической принадлежности имущества следователем представлены необходимые документы»10.

При этом в подобных постановлениях суд не перечисляет, какие именно документы послужили подтверждением фиктивности сделок. К тому же сам по себе анализ данного факта на стадии предварительного расследования представляется абсурдом, поскольку для установления фиктивности сделки требуется окончание расследования.

С учетом этого, полагаю, было бы правильным в мотивировочной части постановлений подробно указывать основания, послужившие причиной принятий решения о фиктивности сделок.

Странным представляется и тот факт, что КС, «выступавший когда-то инициатором ряда реформ», связанных с наложением ареста на имущество, не усматривает в данной ситуации нарушений Конституции11. Полагаю, что различия в гарантиях для лиц, перечисленных в ч. 1 и 3 ст. 115 УПК, нивелируют правовые позиции, изложенные в указанных постановлениях Конституционного Суда РФ.

При этом регулирование, посвященное иным лицам, не имеющим статус обвиняемого, на мой взгляд, также нельзя назвать идеальным. В первую очередь это обусловлено отсутствием законодательно установленного предельного срока наложения ареста на имущество.

Что, в свою очередь, нередко приводит к чрезмерно длительному процессу наложения ареста на имущество без должной необходимости12.

Важно отметить, что арест имущества влечет значимые последствия как для организаций в условиях рынка, так и для физических лиц.

В качестве примера рассмотрим Постановление ЕСПЧ по делу «ООО “Аврора Малоэтажное строительство”». Одной из причин обращения в Европейский Суд послужило неоднократное продление ареста имущества Тверским районным судом г.

Москвы после вынесенного КС постановления.

Суммарно срок наложения ареста на имущество составил 7 лет, и хотя ЕСПЧ не признал его существенным при оценке пропорциональности ареста, он указал на его формальное продление судом без анализа реальной необходимости в нем.

Предусмотренные в ч. 3.2, 3 ст. 6.1 УПК требования к критериям оценки разумности срока наложения ареста на имущество крайне размыты и относительны.

Если законодатель при определении разумности срока следует модели целесообразности, то относительность кажется логичной и понятной, поскольку установить какие-либо четкие сроки при таком подходе невозможно13.

В таком случае судья должен оценивать разумность срока применительно к конкретному делу (исходя из его сложности, числа потерпевших, сумм заявленных исков и т.д.).

Разумность наложения ареста на имущество, как и срока уголовного судопроизводства, регулируется в большей степени Федеральным законом «О компенсации за нарушение судопроизводства в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» и КАС РФ.

Обращение в суд за защитой нарушенного права о судопроизводстве в разумный срок в виде чрезмерно длительного наложения ареста на имущество возможно при условии, что продолжительность ареста превысила 4 года (ч. 7.2 ст. 3 Закона).

В связи с этим можно сделать вывод, что попытка установления пределов разумного срока привела к потере смысла данного процессуального требования, поскольку наиболее важными оказались временные рамки, а не целесообразность.

То есть получается, что продолжительность ареста имущества, составляющая 3 года и 11 месяцев, отвечает требованиям разумности, поскольку лицо лишено права на обращение в суд за компенсацией. На мой взгляд, следует согласиться с мнением о том, что в таких условиях ч. 3 ст. 115 и ст. 115.1 УПК во многом сводятся к формальным продлениям без анализа конкретных обстоятельств дела14.

Более того, законное требование соблюдения четырехлетнего срока не означает автоматическое удовлетворение административно-искового заявления. Полагаю, что законодателю следует определиться, какую модель он выберет: разумности срока (анализ обстоятельств конкретного дела) либо установления четких сроков наложения ареста15.

Наиболее универсальной представляется первая модель с оценкой каждого конкретного дела. Во-первых, такой подход полностью совпадает с практикой ЕСПЧ, который даже семилетний срок не признает существенным.

Во-вторых, установить четкие сроки, по моему мнению, невозможно в силу специфики разных дел (следует учитывать такие обстоятельства, как правовая и фактическая сложность дела, поведение участников уголовного судопроизводства, эффективность и достаточность действий суда, прокурора, следователя и т.д.).

В связи с этим, на мой взгляд, целесообразно отменить требование об обязательном соблюдении четырехлетнего срока для обращения в суд в связи с нарушением разумных сроков судопроизводства.

Вместо этого по аналогии с рядом европейских стран (например, в Италии данный срок составляет 5 лет, в Словении – 3 года) принять комплекс мер в виде обязательного требования разумности срока с установлением предельного срока наложения ареста, по истечении которого он должен сниматься автоматически.

Причем этот срок должен регулировать наложение ареста на имущество, принадлежащее как иным лицам, так и обвиняемому. Думается, это позволит создать комплекс гарантий защиты прав лиц, чье имущество арестовано.

В заключение отмечу, что институт ареста имущества демонстрирует ряд серьезных проблем, затрагивающих права участников уголовного судопроизводства, в связи с чем представляется необходимым ввести предельный срок наложения ареста на имущество. Кроме того, современная ситуация, на мой взгляд, не отвечает критерию пропорциональности, поскольку явно не обеспечивает соблюдение баланса частных и публичных интересов, со значительным перевесом в пользу последних.

1 Чекотков А.Ю. Формальный и материальный подходы к регулированию процессуального статуса участников уголовного судопроизводства: необходимость установления баланса // Актуальные проблемы российского права. 2020. №11. С. 207–213.

2 Пункт 1 Постановления Пленума ВС РФ от 25 июня 2019 г. № 19 «О применении норм главы 47.

1 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в суде кассационной инстанции»; п. 2 Постановления Пленума ВС РФ от 27 ноября 2012 г.

№ 26 «О применении норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих производство в суде апелляционной инстанции».

3 Постановления КС от 31 января 2011 г. № 1-П; от 21 октября 2014 г. № 25-П; от 10 декабря 2014 г. № 31-П; Определение КС от 29 ноября 2012 г. № 2227-О.

4 Постановление президиума Пермского краевого суда от 15 апреля 2011 г. по делу № 44у-1277.

5 Апелляционное постановление Мосгорсуда от 14 декабря 2020 г. по делу № 10-188752/2020.

6 Апелляционное постановление ВС Республики Саха (Якутия) от 5 апреля 2018 г. № 22К – 439.

7 Например, апелляционное постановление Астраханского облсуда от 26 октября 2017 г. № 22К-2254/2017.

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *