Предъявления обвинения по уголовному делу: процедура, сроки, законность

В соответствии со ст. 47 УПК РФ обвиняемым признается лицо, в отношении которого вынесено постановление о привлечении в качестве обвиняемого.

Последнее является основным процессуальным документом, который в дальнейшем будет определять пределы судебного разбирательства.

Именно с момента вынесения следователем указанного постановления, которое порождает в уголовном деле возникновение статуса обвиняемого, последний приобретает процессуальное положение и права, посредством которых включается механизм защиты от предъявленного обвинения.

Исходя из положений п. 1 ч. 4 ст. 47 УПК РФ, обвиняемый вправе знать, в чем он обвиняется.

Данное положение закона означает, что лицо, привлеченное в качестве обвиняемого, в целях эффективной защиты от предъявленного обвинения (возражать против обвинения, давать показания о невиновности или непричастности к совершению преступления, представлять доказательства невиновности, заявлять ходатайств и проч.) вправе знать существо и объем обвинения, его содержание и характер.

Реализация данного права обеспечивается такой процедурой уголовного судопроизводства, как предъявление обвинения, во время которой следователь в силу ч. 1 ст. 11, ч. 5 ст. 172 УПК обязан разъяснить привлекаемому в качестве обвиняемого лицу существо предъявленного обвинения и его процессуальные права, предусмотренные ст. 47 УПК.

  • Между тем, как показывает практика, органы следствия превратили порядок предъявления обвинения в формальную процедуру определения процессуального положения привлекаемого к уголовной ответственности лица, которая заключается в том, что следователь предъявляет обвиняемому и его защитнику само постановление, предлагает расписаться в его получении и вручает его копию.
  • И как только следователь сталкивается с позицией стороны защиты об исполнении требований закона при предъявлении обвинения, сразу возникают проблемы следующего порядка.
  • Так, за последние 10 лет автор настоящего материала, участвуя в качестве защитника по уголовным делам на стадии предварительного следствия, каждый раз при предъявлении подзащитному обвинения обращался к следователю с просьбой разъяснить существо предъявленного обвинения и сталкивался с полным непониманием сути такого обращения.
  • В большинстве случаев сами следователи отвечали вопросом на вопрос и спрашивали, что означает сам термин «существо предъявленного обвинения», либо ограничивались молчанием, хотя, казалось бы, каких-либо затруднений разъяснить это определение быть не должно.

Разъяснение обвиняемому существа предъявленного обвинения, суть которого пересекается с п. 1 ч. 4 ст. 47 УПК РФ, выражается в том, что следователь в понятных выражениях и более простым в понимании языком должен разъяснить обвиняемому юридические и фактические аспекты самого обвинения.

  1. Что это означает?
  2. Первое: следователь, используя добытую информацию о всей совокупности установленных фактических данных (обстоятельствах произошедшего), должен объяснить обвиняемому содержание обвинения, а именно, когда, где и какие именно действия (бездействие) совершил последний и почему органы следствия считают, что таковые являются преступными, и в чем именно была выражена преступность действий (бездействия).
  3. Далее, следователю надлежит определить обвиняемому объем обвинения.
  4. Кроме того, он должен объяснить, какой именно вред, кому конкретно и в каком объеме был причинен в результате таких действий обвиняемого и что такой вред был причинен именно по вине обвиняемого (умышленной или неосторожной).
  5. Второе: содержание конкретных обстоятельств совершенного преступления должно быть изложено следователем таким образом, чтобы оно согласовывалось с диспозицией соответствующей нормы уголовного закона, то есть содержание самого обвинения должно характеризовать юридические признаки конкретного состава преступления.
  6. В связи с этим следователь должен объяснить обвиняемому, почему совершенные им действия (бездействие) квалифицируются по той или иной статье уголовного закона.
  7. Соответственно, в резолютивной части постановления должно быть указано, по какой статье (пункту, части) УК РФ лицо привлекается в качестве обвиняемого.
  8. Решение следователя о квалификации действий обвиняемого должно содержать юридическую оценку совершенного обвиняемым деяния, в соответствии с которой следователь должен обосновать свой вывод о применении по делу конкретной уголовно-правовой нормы и донести его до сознания обвиняемого.

При этом одной лишь ссылкой на резолютивную часть постановления следователь ограничиться не может.

Закон обязывает следователя при предъявлении обвинения разъяснить обвиняемому юридические термины, применяемые в постановлении, а также ознакомить лицо с точным текстом статьи уголовного закона, объяснив и раскрыв при этом все признаки самой диспозиции.

А в том случае, если диспозиция уголовно-правовой нормы является отсылочной, следователь обязан разъяснить обвиняемому положения данного нормативного акта и его применение в квалификации по уголовному делу.

Именно в таком сплетении юридических и фактических аспектов образуется существо предъявленного обвинения, которое и должно быть разъяснено привлеченному в качестве обвиняемого лицу.

Как следует поступать стороне защиты, если следователь не исполняет возложенные на него законом обязанности и отказывается разъяснить обвиняемому существо предъявленного обвинения?

В таких ситуациях защита в самом постановлении о привлечении в качестве обвиняемого должна сделать запись о том, что обвинение предъявлено в нарушение ч. 5 ст. 172 УПК, так как следователь не смог разъяснить обвиняемому существо предъявленного обвинения.

Если на практике возникает такая проблема, то подобная запись в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого будет являться основанием для обжалования постановления либо руководителю следственного органа, либо в суд.

Но на практике возникают и другие случаи.

ИЗ ПРАКТИКИ. Органами предварительного следствия А. было предъявлено обвинение по п. «б» ч. 3 ст. 228.1 УК РФ. При предъявлении обвинения следователь не выполнил требования ч. 5 и ч. 8 ст.

172 УПК, а именно не разъяснил обвиняемому существо предъявленного обвинения и не вручил защите копию самого постановления, о чем защитником в самом постановлении была сделана запись и проставлена подпись обвиняемого.

В ходе судебного разбирательства было выявлено, что в материалах уголовного дела находится другое постановление о привлечении А. в качестве обвиняемого, в котором отсутствовала данная запись защиты, а также отсутствовали подписи самого обвиняемого и его защитника, и следователем была сделана запись о том, что обвиняемый и защитник от подписи в постановлении отказались.

Защита заявила в суде о фальсификации постановления о привлечении в качестве обвиняемого, однако суд отказался возвращать уголовное дело прокурору и ограничился вынесением в адрес следователя частного постановления, признав, что обвинение А. на стадии следствия было предъявлено, но с изъянами, которые не влекут возращение дела прокурору (дело № 22–3200).

Однако нарушение самой процедуры предъявления обвинения, замена постановления о привлечении лица в качестве обвиняемого на иное, без соблюдения процедуры предъявления обвинения, влечет незаконность всего дальнейшего хода как предварительного следствия, так и судебного разбирательства.

Именно такую позицию занимает высший судебный орган страны.

ИЗ ПРАКТИКИ. Приговором Московского областного суда от 11.03.2013 С. и З. были признаны виновными по ст. 209 , ч. 3 ст. 163, ч. 2 ст. 105 УК РФ, а Б. по ст.ст. 209 , 222 УК РФ.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ указанный приговор отменила, указав следующее.

Судом первой инстанции были допущены существенные нарушения уголовно-процессуального закона, которые повлекли нарушения прав подсудимых на защиту и повлияли на законность и обоснованность судебного решения.

В ходе судебного разбирательства защитой были заявлены ходатайства о возвращении дела прокурору, в которых указывалось о нарушении органами следствия требований ст.ст. 172–174 УПК РФ, утверждалось, что обвинения, изложенные в постановлениях о привлечении в качестве обвиняемого (окончательная редакция), находящиеся в материалах уголовного дела, никогда С. и З. не предъявлялись.

Подсудимым С. и З. были предъявлены иные, существенно отличающиеся от имеющихся в уголовном деле обвинения, по которым они и были допрошены. Фактически предъявленные обвинения были меньше по объему и существенно отличались в описании вменяемых деяний (время, место, способ и другие обстоятельства).

В подтверждение своих доводов защита просила суд приобщить к материалам дела копии постановлений о привлечении в качестве обвиняемых, которые были вручены следователем обвиняемым С. и З.

В нарушение требований ст. 6 УПК РФ суд первой инстанции уклонился от проверки доводов стороны защиты о допущенных органами следствия нарушениях порядка привлечения С. и З. в качестве обвиняемых и предъявления им обвинения.

По заявленным ходатайствам судом вынесено постановление об отказе в их удовлетворении по мотиву соответствия обвинительного заключения предъявленному подсудимым обвинению и что представленные защитой ксерокопии постановлений о привлечении в качестве обвиняемых не являются надлежащим образом заверенными копиями указанных процессуальных документов, в связи с чем не имеется возможности установить их происхождение и не имеется никаких оснований считать, что имеющиеся в деле постановления о привлечении подсудимых в качестве обвиняемых были каким-то образом сфальсифицированы или изменены, либо что они не соответствуют обвинению, которое предъявлялось подсудимым.

Вместе с тем, как это правильно было указано в апелляционных жалобах, обвиняемым и их защитникам копии постановлений о привлечении в качестве обвиняемых всегда вручаются именно в том виде, в каком эти копии были предоставлены суду, какого-либо порядка заверений копии постановления о привлечении в качестве обвиняемого ч. 8 ст. 172 УПК РФ не предусматривает.

При таких обстоятельствах обвинительный приговор не может быть признан законным, а потому подлежит отмене с направлением дела на новое рассмотрение со стадии предварительного слушания (дело № 4-АПУ13-82СП).

  • Запись о нарушении порядка предъявления обвинения в момент выполнения следователем данного процессуального действия защита нигде, кроме как в самом постановлении о привлечении в качестве обвиняемого, сделать не может.
  • Между тем возникают ситуации, когда следователи препятствуют защите делать такую запись в постановлении, мотивируя тем, что подобного рода реагирование стороны защиты о нарушении порядка предъявления обвинения не предусмотрено законом, а форма постановления не содержит положений о внесении защитой в само постановление каких-либо самостоятельных записей.
  • Свой протест на подобного рода действия следователя защита может выразить путем отказа от подписания постановления о привлечении в качестве обвиняемого.

В таком случае следователь, как показывает практика, применяет правила, предусмотренные ст. 167 УПК РФ, которая регулирует порядок удостоверения факта отказа от подписания протокола следственного действия, и применяет эту норму закона по аналогии к постановлению о привлечении в качестве обвиняемого.

Согласно этой же норме закона лицу, отказавшемуся подписать постановление, должна быть предоставлена возможность дать объяснение причин отказа от подписи, которое в обязательном порядке должно быть занесено в постановление.

В таком варианте событий сторона защиты также достигает желаемого, и запись о нарушении порядка предъявления обвинения оказывается в самом постановлении.

В последнее время участились случаи, когда следователи для фиксации отказа обвиняемого подписать постановление о привлечении в качестве обвиняемого, игнорируя положения ст. 167УПК РФ, приглашают двух понятых, в присутствии которых удостоверяют, во-первых, отказ от подписи в постановлении и, во-вторых, факт вручения копии постановления стороне защиты.

  1. Подобными действиями органы следствия исключают саму возможность для стороны защиты сделать какие-либо записи в постановлении о привлечении в качестве обвиняемого.
  2. Данные обстоятельства свидетельствуют о том, что органы следствия фактически превращают процессуальные действия в следственные, что не предусмотрено уголовно-процессуальным законом.
  3. В статье 172 УПК РФ относительно действий следователя говорится лишь о том, что обвинение должно быть предъявлено лицу не позднее 3 суток со дня вынесения постановления о привлечении его в качестве обвиняемого, и последнее должно быть объявлено лицу в момент самой встречи следователя с обвиняемым.
  4. Таким образом, сама норма процессуального закона страдает формализмом, что порождает определенные конфликтные ситуации между сторонами обвинения и защиты.
  5. Необходимо заявить о том, что процедура предъявления обвинения не может быть формальной и выражаться только в предъявлении и вручении лицу постановления о привлечении в качестве обвиняемого и подписей в самом постановлении лиц, участвующих в этой процедуре.

С учетом важного значения такой процедуры, как привлечение лица в качестве обвиняемого, таковая должна иметь более очерченные признаки, нежели те, которые описаны в ст. 172 УПК РФ.

  • Одной из важнейших гарантий соблюдения процедуры предъявления обвинения и прав обвиняемого должно быть закрепление в законе протокольной формы предъявления обвинения, которая бы отражала весь ход и результат предъявления обвинения.
  • Такая форма позволит перевести порядок предъявления обвинения из процессуального действия в следственное.
  • Именно такая форма предоставит возможность стороне защиты реализовать свои права и закрепить в протоколе допущенные органами следствия нарушения прав обвиняемого, процедуры и порядка предъявления обвинения.
  • Кроме того, протокольная форма позволит исключить подмену или замену следователем постановления о привлечении в качестве обвиняемого, а в случае совершения следователем таких действий позволит привлечь его к ответственности.

Вс запретил предъявлять обвинения по новым составам без возбуждения уголовного дела

Возбуждение уголовного дела не является пустой формальностью, этим актом, в частности, обеспечиваются права на защиту как потерпевшего, так и будущего обвиняемого, отмечает Верховный суд РФ. 

  • Высшая инстанция указывает, что стадия возбуждения дела является обязательной, а нормы УПК не предполагают возможности привлекать к ответственности в связи с подозрением или обвинением, уголовное дело по поводу которого не было возбуждено.
  • Суть дела 
  • Высшая инстанция изучила дело жителя Тюмени, осужденного за покушение и приготовление к незаконному сбыту наркотических средств в особо крупном размере.
Читайте также:  Если муж не платит за кредит, должна ли жена его опачивать

Согласно материалам дела, оно было выделено в отдельное производство из материалов в отношении покупателя смеси с героином, которого обвинили в хранении наркотиков. Следствие установило, что распространением этого вещества занимался именно наш фигурант. 

Кроме того, в его доме были обнаружены ещё свертки с наркотиками, по поводу чего также возбудили дело. И пока шло следствие, в силовые структуры обратился тайный свидетель, сообщивший, что задержанный ранее передал ему на хранение пакет с наркотиками. 

  1. В окончательной редакции в рамках ранее выделенного уголовного дела фигуранту предъявили обвинения по всем три эпизодам, позднее суд признал его виновным также по всем вменяемым составам. 
  2. Позиция ВС
  3. «При этом из материалов уголовного дела усматривается, что решение о возбуждении уголовного дела по факту приобретения (обвиняемым) и передаче на хранение (тайному свидетелю) наркотических средств не принималось, а инкриминируемое осужденному указанное преступление не является частью ранее возбужденного и расследуемого дела по факту незаконного сбыта наркотических средств, поскольку данные преступления отличаются конкретными фактическими обстоятельствами, направленностью умысла осужденного при совершении в разное время преступлений и с разными лицами», — отмечает ВС.
  4. Между тем, в соответствии со статьей 156 УПК РФ предварительное расследование начинается с момента возбуждения уголовного дела, о чем следователь, дознаватель, орган дознания выносят соответствующее постановление. 
  5. Согласно правовой позиции Конституционного суда, стадия возбуждения уголовного дела является обязательной: актом возбуждения уголовного дела начинается публичное уголовное преследование от имени государства в связи с совершенным преступным деянием, которое обеспечивает последующие процессуальные действия органов дознания, предварительного следствия и суда, и одновременно влечет необходимость обеспечения права на защиту лица, в отношении которого осуществляется обвинительная деятельность, напоминает высшая инстанция. 

«Таким образом, возбуждение дела понимается как процедура официального начала предварительного расследования. Актом возбуждения дела создается условие для производства принудительных процессуальных действий и обеспечиваются права заинтересованных лиц: заявителя, будущего потерпевшего и подозреваемого.

При этом часть 1 статьи 46, часть 1 статьи 108, статьи 171 и 172 УПК РФ не предполагают возможность привлечения лица в качестве подозреваемого или обвиняемого и применения в отношении него меры пресечения в связи с подозрением (обвинением), уголовное дело по поводу которого не было возбуждено», — подчеркивает ВС.

  • Вынесение постановления о возбуждении уголовного дела является обязательным, поскольку именно этот процессуальный документ порождает правовые основания и последствия для осуществления уголовного преследования конкретного лица и возникновение у того соответствующих прав, в том числе и право на его обжалование прокурору, в суд с целью предупреждения необоснованного ограничения прав и свобод личности, указывает он. 
  • Однако в данном деле следователь предъявил фигуранту обвинение в отношении новых событий, установленных в ходе расследования ранее возбужденного уголовного дела, но по которым уголовное дело не возбуждалось, поясняет ВС.
  • В связи с чем высшая инстанция отменила приговор в части осуждения по обвинению, по которому уголовное дело вообще не возбуждалось, и направила эти материалы в прокуратуру. 
  • Алиса Фокс 

Обзор КС: как компенсировать затягивание сроков по уголовным делам — новости Право.ру

Государство должно гарантировать компенсацию за затягивание судопроизводства по уголовным делам не только обвиняемым и подозреваемым, но и потерпевшим. Для этого, надо пользоваться определёнными критериями, который поясняют, какие сроки считать разумными. Это указано в новом обзоре Конституционного суда, который обобщил свою практику с 2004-го по июль 2020 года. По мнению КС, срок расследования уголовного дела — главный фактор при назначении компенсации, если права участника дела были нарушены.

В своём определении № 127-О/2004 от 25 марта 2004 года Конституционный суд указал, когда проверять законность и обоснованность решений суда первой инстанции одновременно с рассмотрением кассационной жалобы — неэффективно. Речь идёт о тех случаях, когда нельзя быстро и в полном объёме восстановить нарушенные права из-за отсроченного судебного контроля.

КС в этом решении также указал, что необоснованное изменение подсудности может нарушить право гражданина рассматривать его дело в том суде и тем судьей, к юрисдикции которых оно относится. Такое право гарантировано Конституцией. Его нарушение может привести к задержке судебного разбирательства и затянуть сроки разрешения уголовного дела.

В постановлении № 425-О/2006 от 17 октября 2006 года КС поясняет, если органы затягивают с решением вопроса о том, есть ли основания для возбуждения дела, часто прерывают и возобновляют проверки по заявлению о преступлений — это следует считать ограничением доступа потерпевших к правосудию из-за затягивания рассмотрения дела. 

В постановлении № 179-О-О/2007 от 20 марта 2007 года Конституционный суд напоминает, что прокурор при возобновлении приостановленного уголовного дела может установить срок дополнительного следствия в пределах одного месяца.

Он отсчитывается с момента поступления дела следователю. УПК не позволяет отступать от принципа обеспечения каждому права на рассмотрение его дела в разумные сроки.

Кроме того, нельзя произвольно и безосновательно затягивать сроки производства по уголовному делу.

В решении № 1172-О/2012 от 19 июня 2012 года говорится, что государство обязано компенсировать гражданам нарушение разумного срока уголовного судопроизводства лишь до того, как приговор суда вступил в силу. По мнению КС, это не означает введение ограничений прав осужденных на судебную защиту, а также не лишает их права получить от государства компенсацию за моральный вред. 

В решении № 14-П/2013 от 25 июня 2013 года КС говорит, что суды должны проверять, в разумные ли сроки было соблюдено право подозреваемого или обвиняемого на справедливое разбирательство.

Это включает в себя и стадию досудебного производства.

И уже исходя из этого и учитывая общую продолжительность производства по неоконченному делу, суд сможет определить, следует ли удовлетворить заявление о присуждении компенсации.

Чрезмерная длительность досудебного производства по уголовному делу означает в том числе и нарушение права потерпевшего на справедливое рассмотрение его требований. Это включает в себя и требование вовремя возместить вред, причинённый преступление.

КС поясняет: главное в реализации права потерпевшего на судебную защиту — именно продолжительность предварительного расследования, а не его тщательность. Связано это с тем, что собирание избыточных доказательств может привести к неоправданной задержке.

А значит пострадавший может использовать процесс установления подозреваемого или обвиняемого в качестве дополнительного условия для того, чтобы потребовать компенсацию. Но при этом должен быть баланс конституционно защищаемых ценностей, оговаривает КС.

Потерпевшие должны использовать законодательно закреплённые критерии определения разумности сроков уголовного судопроизводства, когда пытаются восстановить нарушенные права и свободы. При этом, процессуальный статус таких лиц требует учитывать дополнительные параметры, которые не допустят, чтобы разумный срок разбирательства конкретного дела определяли произвольно. 

Потерпевшему могут отказать в праве на подачу заявления о компенсации в отдельных ситуациях, когда подозреваемый или обвиняемый по делу не установлен. Такой отказ будет считаться законным, если заявитель не привёл доказательства нарушения разумных сроков уголовного судопроизводства.

Имеются в виду сведения о том, что суды, прокурор, следователь или дознаватель не приняли необходимые для установления подозреваемых и обвиняемых меры.

Если же доказательств того, что органы в ходе предварительного расследования могли выдвинуть подозрение или предъявить обвинения, нет, то сама по себе продолжительность досудебного производства не будет нарушением прав потерпевшего. И государство выплачивать ему компенсацию не обязано.

В другом решении № 1056-О/2013 от 2 июля 2013 года Конституционный Суд напоминает, что суды общей юрисдикции не могут отказываться принимать заявления потерпевших о получении компенсации за нарушение сроков только по формальному основанию. Т.е. только на основании того, что подозреваемый или обвиняемый по уголовному делу не установлен.

Речь идёт о тех случаях, когда есть данные, которые говорят, что суд, прокурор или следователь не приняли необходимые для досудебного уголовного судопроизводства меры. КС поясняет, что такая позиция носит общий характер.

Она распространяется на все случаи, связанные с рассмотрением и разрешением вопросов о праве потерпевших на восстановление нарушенных прав из-за судопроизводства, которое провели не в разумные сроки.

В ещё одно постановлении — № 28-П/2014 от 11 ноября 2014 года — КС указал, что при разработке механизмов защиты прав на компенсацию, законодатель должен учитывать разные виды судопроизводства и различия правового положения участников правоотношений. Кроме того, во внимание надо брать сроки проверки сообщения о преступлении и расследования, а также сроки, по истечении которых уголовное дело вести дальше нельзя.

Конституционный Суд также указал, что пострадавшего нельзя лишать права подавать заявление о компенсации, если он не получил формальный статус потерпевшего. Речь идёт о тех случаях, когда органы вовремя не возбудили уголовное дело, а затем отказались это делать из-за истечения срока давности преступления.

КС уточняет, что если правоохранители будут затягивать с заведением дела и необоснованно прерывать проверки по заявлению о преступлении — это будет означать, что потерпевших лишили права обратиться в суд с заявление в компенсации.

Кроме того, Конституционный Суд считает, что гражданин должен обратиться с заявлении о преступлении в течение короткого периода времени после того, как узнал или должен был узнать о нём.

Принятие же решения возбудить дело, а также установление подозреваемых и обвиняемых суды при присуждении компенсации должны оценить дополнительно.

Учитывать надо достаточность и эффективность этих мероприятий.

Ещё в определениях №1541-О/2015, №1542-О/2015 и №1543-О/2015 КС говорит, что порядок продления срока предварительного следствия должен отвечать требованиям законности, обоснованности, достаточности и эффективности действий руководителя следственного органа или следователя. Эти требования можно проверить в рамках судебного и ведомственного контроля, либо прокурорского надзора. Их надо учитывать и во время присуждения компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок.

В определении от 26 марта 2019 года № 644-О/2019 КС говорит, что реабилитированный по уголовному делу гражданин может обратиться в суд в порядке гражданского судопроизводства и если этот суд нарушил его права на разумный срок рассмотрения дела. Чтобы получить компенсацию, он может подать административный иск. 

Читайте также:  Верховный Суд отменил обязанность использования эвакуатора для доставки автомобиля страховщику для осмотра

«Заподозренный» и его защита

Адвокат коллегии адвокатов «Лапинский и партнеры» Константин Кузьминых в опубликованной на сайте «АГ» статье «Независимый статус» поднял вопрос неопределенности окончания процессуального статуса подозреваемого у лица, в отношении которого уголовное дело не возбуждалось и не расследуется. Кроме того, он уделил внимание и возможным сложностям участия адвоката в качестве защитника такого лица.

Суть проблемы такова: следователь по уголовному делу, возбужденному по факту совершения преступления, может задержать в порядке ст. 91 УПК РФ лицо, придав ему в соответствии с ч. 1 ст.

46 УПК РФ процессуальный статус подозреваемого, налагающий большое количество ограничений и одновременно наделяющий широким кругом возможностей в контексте защиты своих прав.

Однако в дальнейшем подозреваемый может быть освобожден из изолятора временного содержания, в отношении него может быть избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении, но, вопреки требованиям ч. 1 ст. 100 УПК РФ, обвинение ему в течение 10 суток с момента избрания меры пресечения может быть не предъявлено.

На сайте «АГ» состоялось обсуждение, в ходе которого адвокаты пытались ответить на вопросы о том, каким именно процессуальным статусом обладает указанное лицо и каким образом адвокату осуществлять защиту в его отношении.

О предельности срока наделения лица статусом подозреваемого «Часть 1. ст.

46 УПК РФ предполагает для лиц, в отношении которых уголовное дело не возбуждено и не расследуется, возможность приобрести процессуальный статус подозреваемого только при задержании в порядке ст.

91–92 УПК РФ или в случае применения к ним меры пресечения в соответствии со ст. 100 УПК РФ – т.е. не более чем на 48 часов или на 10 суток соответственно», – напомнил Константин Кузьминых.

Он также указал на Постановление КС РФ № 11-П от 27 июня 2000 г.

, где дано разъяснение, посвященное фактическому и процедурному статусам подозреваемого по уголовному делу: до оформления протокола задержания лицо, если в отношении него фактически применены меры процессуального принуждения, уже обладает правом на защиту.

Но об окончании процессуального статуса подозреваемого КС РФ разъяснений не дал, пояснив лишь, что отсутствие в УПК РФ предельного срока наделения лица статусом подозреваемого само по себе не нарушает его конституционных прав.

«Однако возникновение у лица таких прав полезно при задержании или в начале применения к нему иных принудительных мер, но сохранение этих прав, а значит, и их источника – процессуального статуса подозреваемого, в последующем несет мало позитивного, так как наряду с правами возникает вероятность применения к подозреваемому ограничений», – заметил адвокат.

Причем, рассказал он, несмотря на разъяснения КС РФ о том, что меры принуждения к лицу, в отношении которого уголовное дело не возбуждалось, применяться не должны, следователи такие ограничения иной раз применяют, считая, что для задержанного в порядке ст.

91–92 УПК РФ лица, в отношении которого уголовное дело не возбуждалось, процессуальный статус подозреваемого в последующем сохраняется.

Между тем Константин Кузьминых уверен, что в описанных ситуациях по истечении 48-часового и 10-суточного сроков лицо утрачивает процессуальный статус подозреваемого во всех отношениях. «Истечение этих сроков означает прекращение уголовного преследования такого лица по умолчанию», – подчеркнул он.

«При истечении предусмотренного ч. 1 ст. 100 УПК РФ срока для предъявления обвинения лицо, в отношении которого ранее избиралась мера пресечения, как бы прекращает свой статус подозреваемого, поскольку уже не отвечает этому статусу с учетом положений ч. 1 ст.

46 УПК РФ, – согласился старший партнер АБ «ЗКС» Андрей Гривцов.

– [Но]… мне ни разу не доводилось сталкиваться с тем, что в отношении данного лица (в том случае, когда обвинение в течение 10 суток предъявлено не было) выносилось постановление о прекращении уголовного преследования и уж тем более разъяснялось право на реабилитацию».

Он также указал, что некоторые следователи считают, что уголовное преследование в таком случае не прекращалось или что статус подозреваемого отпал как бы сам собой, и допрашивают лицо в статусе свидетеля – а это влечет за собой нарушение прав и законных интересов доверителя.

«Правильный алгоритм действий следователя в ситуации, когда он по каким-то причинам не предъявил подозреваемому обвинение в течение 10 суток с момента избрания меры пресечения, должен, по моему мнению, заключаться в отмене по истечении 10 суток постановления об избрании меры пресечения, вынесении постановления о прекращении уголовного преследования», – подчеркнул адвокат.

Председатель МКА «Паритет» Ерлан Назаров не согласился с тем, что вопрос четко не урегулирован в законодательстве. По его мнению, предельный срок предусмотрен в ч. 1 ст.

46 УПК РФ: это время задержания или срок, отпущенный законом на предъявление обвинения, по истечении которых лицо вновь становится обладателем свидетельского статуса.

Однако он выразил солидарность с Андреем Гривцовым в том, что подозрения с лица могут быть полностью сняты только процессуальным решением следователя.

«Итоговый документ, который снимает полностью имевшиеся подозрения с гражданина, – это процессуальное решение либо о прекращении уголовного дела полностью, либо о прекращении уголовного преследования в отношении данного конкретного лица в рамках дела, по которому привлечены к ответственности иные фигуранты», – пояснил он.

Адвокат АП г. Москвы Сергей Поляков также уверенно заявил, что правовой неопределенности в поднятом вопросе нет.

По его мнению, неверно ставить факт уголовного преследования в зависимость от срока задержания или применения меры пресечения, потому что само окончание срока не является основанием для прекращения уголовного преследования.

«Полагаю, что лицо, ранее наделенное статусом подозреваемого, остается таковым до момента вынесения постановления о привлечении в качестве обвиняемого (составления обвинительного акта) либо до вынесения постановления о прекращении уголовного преследования», – пояснил он.

Участие адвоката в качестве защитника лица, незаконно наделенного статусом подозреваемого Константин Кузьминых допускает, что адвокат, добросовестно осуществляя защиту, на самом деле может ухудшать положение защищаемого лица, своим участием подтверждая якобы законность продолжения уголовного преследования.

Он напомнил о постановлении КС РФ, согласно которому адвокат в качестве защитника на основании ст. 49 УПК РФ уместен с момента фактического задержания и применения иных мер, ограничивающих его права как заподозренного в преступлении.

При этом он задался вопросами: когда такое участие заканчивается и перестает быть уместным? Обязан ли адвокат являться для защиты подозреваемого в следственный орган месяцами или годами, т.е. пока уголовное дело расследуется?

Ерлан Назаров считает, что защита доверителя в таких случаях должна строиться, исходя из понимания двух возможных мотивов следователей, применяющих подобные меры: 1) желания хотя бы формально обеспечить интересы лица, которого можно охарактеризовать непроцессуальным термином «заподозренный», а соответственно, и самого расследующего уголовное дело органа во избежание претензий и упреков стороны защиты и возможных последствий в виде признания судом недопустимыми доказательствами протоколов следственных действий, выполненных с участием этого лица, если бы он находился в статусе свидетеля; 2) стремления получить требуемые следствию признательные показания или сведения, уличающие других фигурантов.

Адвокат Центральной коллегии адвокатов г. Владимира Максим Никонов считает, что когда следственные действия оказываются направленными против лица, формально утратившего ранее статус подозреваемого, оно вправе претендовать на получение помощи адвоката, в том числе в порядке ст. 51 УПК РФ.

Если же человек, например, допрашивается по обстоятельствам, касающимся третьих лиц, и такие показания не могут повлиять в дальнейшем на его процессуальную судьбу, он является свидетелем по делу и вправе пригласить адвоката по соглашению, но не вправе рассчитывать на помощь адвоката по назначению.

Между тем Сергей Поляков уверен, что допрос лица, у которого истек срок задержания или 10 дней с момента избрания меры пресечения в качестве свидетеля, недопустим. «Защитник, осуществляющий защиту такого подозреваемого, должен принять меры к недопущению нарушения прав доверителя, – отметил он. – При необходимости нужно обжаловать действия следователя в установленном порядке».

Андрей Гривцов отметил, что адвокат, защищая права и законные интересы своего доверителя, по общему правилу должен подвигнуть правовыми способами следователя к тому, чтобы тот вынес постановление о прекращении уголовного преследования. «Инструментарий для такого “подвижничества” всем адвокатам известен: ходатайства, жалобы в порядке ст. 124–125 УПК РФ», – отметил он.

Однако адвокат оговорился, что с большой долей вероятности на практике результатом таких действий может стать лишь скорое предъявление подзащитному обвинения, т.е. ухудшение для него правовой ситуации по делу, поэтому «любой шаг с обжалованием действий и решений следователя, заявлением о процессуальных нарушениях должен быть тщательно выверен, взвешен и спланирован».

Ерлан Назаров назвал рассуждения Константина Кузьминых в части защиты обозначенного лица спорными, подчеркнув, что как бы ни относился адвокат к действиям и решениям следователя, он должен помнить о своих обязанностях и ответственности по отношению к доверителю.

«Защита доверителя не может быть поставлена в зависимость от того, правомерно или нет, по мнению адвоката, доверитель наделен статусом подозреваемого, – отметил председатель МКА «Паритет». – Согласно ч. 2 ст.

13 КПЭА адвокат, принявший в порядке назначения или по соглашению поручение на осуществление защиты по уголовному делу, не вправе отказаться от защиты, кроме случаев, указанных в законе, и должен выполнять обязанности защитника, – яснее некуда».

По его мнению, чертой, которая подводится под взаимоотношениями между адвокатом и доверителем, если соглашением не предусмотрено иное, является постановление следователя о прекращении уголовного преследования.

С ним согласен и Андрей Гривцов, однозначно заявивший, что адвокат не может отказаться от защиты лица «по одному лишь основанию разного со следователем толкования УПК РФ, наличия правовой неопределенности».

Максим Никонов, выразив солидарное мнение, пояснил, что право на юридическую помощь, а следовательно, и его реализация через заключение соглашения с адвокатом, возникает по сущностным, а не по формальным основаниям.

«Соглашение, заключенное с адвокатом на всю стадию судопроизводства, например предварительное следствие, не может считаться исполненным до тех пор, пока доверитель находится “под ударом”, –  считает адвокат, – иное означало бы отказ от защиты».

Читайте также:  Пособие по уходу за ребенком неработающей маме, безработным родителям

Аналогичный подход, по его мнению, распространяется и на работу адвоката по назначению.

Возможные решения проблемы Константин Кузьминых напомнил, что в ст.

52 УПК РСФСР процессуальный статус подозреваемого был предусмотрен только для задержанных по подозрению в совершении преступления и для лиц, в отношении которых применена мера пресечения до предъявления обвинения.

То есть длительного и тем более неопределенно долгого сохранения статуса подозреваемого УПК РСФСР не предполагал, а следовательно, не предполагал и неопределенно длительного уголовного преследования лица, в отношении которого достаточных данных о его причастности к преступлению не имеется.

Адвокат также рассказал, как обсуждаемый вопрос рекомендовал разрешить Модельный УПК для государств – участников СНГ. «Часть 5 ст. 96 Кодекса рекомендовала указать, что лицо перестает пребывать в положении подозреваемого с момента освобождения из-под стражи либо с момента отмены избранной в отношении него меры пресечения», – пояснил он.

Андрей Гривцов считает, что способом преодоления существующей правовой неопределенности может быть внесение изменений в положения ст. 46, 100 УПК РФ, в которых было бы оговорено, что в случае непредъявления обвинения в течение 10 суток с момента избрания меры пресечения уголовное преследование в отношении подозреваемого подлежит прекращению по основаниям п. 1–2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ.

Уголовное дело — что делать?

К сожалению, пословица «От сумы и от тюрьмы не зарекайся» актуальна и по сей день. Даже если вы законопослушный гражданин, вас могут задержать по подозрению в совершении уголовного преступления.

В этой ситуации в первую очередь необходимо успокоиться, а во вторую — обязательно вызвать адвоката по уголовным делам. Если среди ваших знакомых нет специалиста такого профиля, попросите родственников и друзей срочно найти вам его. Эта не та ситуация, где стоит экономить на юридической помощи.

  • Хотите разобраться, но нет времени читать статью? Юристы помогут
  • Поручите задачу профессионалам. Юристы выполнят заказ по стоимости, которую вы укажете
  • С этим вопросом могут помочь 27 юристов на RTIGER.com

Решить вопрос >

Задержание

Прежде всего следует помнить, что в российском законодательстве обозначена презумпция невиновности. Даже если против вас возбуждено уголовное дело, то, пока суд не признал вас виновным, вы являетесь не преступником, а подозреваемым.

Гражданин становится подозреваемым в ходе проведения следственных действий. При этом, согласно статье 91 Уголовного процессуального кодекса (УПК), есть список оснований для задержания человека. Органы, проводящие дознание или расследование, вправе задержать гражданина, если:

  • он обнаружен при совершении преступления или непосредственно после него;
  • свидетели и/или потерпевшие опознают его как лицо, совершившее преступление;
  • на теле или одежде человека обнаружены явные следы преступления (как правило, кровь);
  • при наличии других весомых доказательств в ходе расследования уголовного дела (эти доказательства должны быть признаны судом достаточными для задержания подозреваемого).

Если вас только подозревают в совершении уголовного преступления, то задержать могут не более чем на 48 часов. В течение 12 часов после задержания полицейские обязаны уведомить ваших родственников, в течение 24 часов — допросить вас.

Озвучить обвинение полицейские должны сразу при задержании, в противном случае будет нарушение процедуры. После 2 суток ваш арест может продолжиться, если суд оставит вам меру пресечения в виде тюремного заключения.

В течение этих 48 часов полицейские могут оказывать на вас давление, заставляя признать вину. Правильной стратегией в этом случае будет отказ от дачи показаний без присутствия адвоката (статья 51 Конституции РФ).

Назвать имеет смысл только свои ФИО и адрес регистрации.

Факт психологического давления полицейских и нарушение других ваших прав нужно потребовать зафиксировать в протоколе допроса. Согласно УПК, допрашиваемый может внести в протокол любые правки, в том числе указать, что полицейские ему угрожали.

Права подозреваемого в уголовном преступлении

Рассмотрим права подозреваемого более подробно. Он вправе:

  1. Знать, в чем его обвиняют. Ему обязаны выдать копию одного из трех документов, на основании которого производится задержание. Это может быть постановление о возбуждении уголовного дела, протокол задержания или постановление о применении меры пресечения.
  2. Cделать один телефонный звонок своим близким не позднее чем через три часа после задержания.
  3. Давать показания или отказаться от дачи показаний. Перед этим подозреваемого предупреждают, что любые показания могут быть использованы против него при расследовании уголовного дела и в суде. Иностранный гражданин имеет право давать показания на родном языке, переводчик ему предоставляется бесплатно.
  4. Потребовать помощи бесплатного (предоставляемого государством) адвоката или нанять специалиста за деньги.
  5. Оформить нотариальную доверенность на лицо, которое будет представлять его интересы в предпринимательской деятельности и/или производить любые действия с принадлежащим гражданину имуществом (кроме того, на которое может быть наложен арест в связи с данным уголовным делом).
  6. Предоставлять любые доказательства, свидетельствующие о его невиновности.
  7. Заявлять ходатайства и отводы следователя, прокурора и судьи.
  8. Знакомиться с протоколами всех следственных мероприятий по уголовному делу и указывать свое несогласие с действиями следователей и дознавателей в письменном виде.
  9. С разрешения следователя участвовать в следственных действиях, которые произведены по его ходатайству.
  10. Подавать жалобы на действия или бездействие всех официальных лиц, с которыми он взаимодействует, а также тех, кто принимает решения по его уголовному делу.

Если у вас есть адвокат, который приедет к вам по первому требованию, то он еще более подробно разъяснит ваши права, а также подготовит необходимые документы. Но до тех пор знание ваших прав придаст вам уверенности при допросе, а также позволит не сделать ошибок, которые осложнят процесс установления вашей невиновности.

В каких случаях должны освободить из-под стражи?

Держать под стражей гражданина, которого заподозрили в уголовном преступлении, не могут до бесконечности. Есть определенные ситуации, когда его должны освободить:

  • были нарушены требования статьи 91 УПК РФ (на практике это означает, что вас задержали без весомых доказательств, которые были перечислены в параграфе «Задержание»);
  • больше нет оснований считать, что именно вы совершили преступление (например, вас задержали из-за следов крови на одежде, но оказалось, что эта кровь — ваша, и порезались вы сами дома кухонным ножом);
  • нет основания заключать вас под стражу (это не значит, что с вас сняты все обвинения, просто предполагаемое преступление не настолько серьезно и позволяет отпустить подозреваемого до суда).

Если ваше дело не подпадает под вышеописанные случаи, вы можете ходатайствовать об освобождении вас под поручительство и/или под залог.

Поручитель берет на себя обязательство, что, освободившись из-под стражи, вы явитесь на назначенный по вашему делу уголовный процесс. Если гражданин, за которого поручились, на процесс не явится, то его поручителя не арестуют вместо него, а просто снимут с его счета ту сумму денег, которая была указана в соглашении о поручительстве.

Если речь идет о залоге, то задержанному необходимо внести определенную сумму на специальный счет суда. Если подозреваемый будет посещать все слушания процесса по его делу, то залог ему вернут после вынесения приговора (вне зависимости от того, каким он будет). Если обвинения снимут до суда — тоже.

В некоторых случаях с подозреваемого могут снять обвинение до начала судебного процесса:

  • пострадавший отозвал обвинение — так бывает в случае, когда ваш недоброжелатель испугался ответственности за заведомо ложный донос;
  • потерпевшая сторона и подозреваемый подписали заявление о примирении сторон — например, если вы нанесли кому-то легкие побои и потерпевший решил получить с вас компенсацию без суда;
  • задержанный не достиг возраста, с которого его могут привлечь к ответственности по уголовному делу: за небольшие преступления с 16 лет, за тяжелые — с 14 лет;
  • следствием доказано отсутствие события, а также состава преступления;
  • истек срок давности преступления (от 2 лет — за преступления небольшой тяжести, до 15 лет — за особо тяжкие преступления).

Зная эти юридические нюансы, вы сможете освободиться из-под стражи хотя бы до суда, а на свободе больше перспектив, чтобы его избежать. Если судебный процесс все же состоится, то вам необходимо изучить его основные особенности.

Что нужно знать о суде по уголовному процессу?

Уголовные дела рассматриваются в следующих судебных инстанциях:

  • в мировом суде (дела, по которым возможный срок наказания не превышает 3 лет лишения свободы);
  • в районном суде одним судьей (возможный срок наказания — не более 5 лет);
  • в районном суде коллегией из судьи и двух народных заседателей (возможное наказание от 5 до 15 лет, также таким составом рассматриваются процессы с участием малолетних и обвиняемых подросткового возраста);
  • в федеральном суде общей юрисдикции (т.е. областном суде) рассматриваются дела о гос. тайне и преступлениях против государства, об убийствах с отягчающими обстоятельствами, а также апелляции.

В последнем случае состав суда может быть в трех вариантах:

  • один судья и два народных заседателя;
  • трое судей;
  • один судья и 12 присяжных заседателей.

Участниками процесса (кроме судей и заседателей) являются также обвиняемый, его адвокат, прокурор и свидетели по делу. В качестве последних обе стороны процесса могут привлечь экспертов-криминалистов.

Предварительное судебное слушание по уголовно наказуемому делу должно быть назначено не позднее чем через 14 дней после предъявления обвинения.

На этом слушании суд уточняет позицию обвиняемого по делу, устанавливается мера пресечения на время судебного разбирательства и тот судья, который будет вести процесс. Через месяц назначается слушание дела по существу.

Количество судебных заседаний зависит от того, сознался ли обвиняемый в своем преступлении (в этом случае работа судьи сводится к назначению наказания) и сложности дела (если подозреваемый не признал вину).

Признание человека виновным в преступлении может быть основано на наличии как прямых, так и косвенных улик.

Трактовка последних в пользу обвиняемого или против него остается на усмотрение судьи (народных заседателей и присяжных).

Активное участие в процессе самого обвиняемого и его адвоката, а также подача апелляции в суд высшей инстанции вплоть до Верховного суда (в исключительных случаях — до международных инстанций) — залог успеха. Только так можно получить оправдательный вердикт или уменьшить срок наказания.

  1. Источники:
  2. Право отказа от показаний
  3. Возраст, с которого наступает уголовная ответственность
  4. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *